+7 (950) 13-00-456

+7 (3952) 66-73-49

info@sib-pravo.ru

Сторона спора уклоняется от получения судебной повестки – риски

11.02.2016
Спорные вопросы, связанные с адресами юридических лиц, в последнее время далеко не редкость.

Так, например, налоговые органы активно борются с «фиктивными» адресами так называемых фирм-однодневок.

Однако, в процессуальном праве вопросы места нахождения (адресов) юридических лиц, соответственно, их надлежащего извещения о судебном разбирательстве, также часто возникают перед судами. Ведь одним из безусловных оснований отмены судебных актов, как известно, является рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Так, в силу ч. 4 ст. 121 Арбитражного процессуального кодекса РФ судебное извещение, адресованное юридическому лицу, направляется арбитражным судом по месту нахождения юридического лица. Место нахождения юридического лица определяется на основании выписки из единого государственного реестра юридических лиц.

При этом, в ч. 2 ст. 124 АПК РФ установлено, что лица, участвующие в деле, обязаны сообщить арбитражному суду об изменении своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения копии судебных актов направляются по последнему известному арбитражному суду адресу и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не находится или не проживает.

Продолжая логику указанных положений закона, законодатель определил, что лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, даже в том случае, когда копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации (п. 3 ч. 4 ст. 123 АПК РФ).

Все это говорит о том, что организациям необходимо помнить, что только они несут риск неполучения судебной корреспонденции по адресам, которые указаны в их регистрационных документах, деловой переписке (в т.ч., в договорах), и которые известны суду.


В этом отношении интересно дело арбитражного суда Красноярского края за № А33-25043/2014, дошедшее до Верховного Суда РФ.

Компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее – международный коммерческий арбитраж, МКАС при ТПП РФ).

Арбитражный суд первой инстанции, который был поддержан судом первой кассационной инстанции, отказал компании в выдаче исполнительного листа ввиду неизвещения ответчика о третейском разбирательстве.

Верховный Суд РФ, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, указал следующее.

Из материалов настоящего дела следует, что международный коммерческий арбитраж направлял документы по двум известным истцу и арбитражу адресам, которые сам ответчик использовал в своих коммерческих отношениях с истцом, в том числе указывал в банковских документах.

Следовательно, эти адреса соответствуют критерию последнего известного адреса стороны. Данный критерий содержится в п. 1 ст. 3 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" от 07.07.1993 N 5338-1; при этом суды необоснованно ссылались на Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" от 24.07.2002 N 102-ФЗ, который регламентирует процедуру третейского разбирательства споров, не носящих международного характера.

Соответственно, МКАС при ТПП РФ, направляя документы по данным адресам, действовал законно.

Кроме того, Верховный Суд РФ также указал, что «сторона арбитражного соглашения, действуя разумно и осмотрительно, не может не осознавать, что в соответствующих случаях возможно начало процедуры арбитражного (третейского) разбирательства. Указывая в договоре, содержащем арбитражное соглашение, и в коммерческой документации по его исполнению, свои адреса места нахождения, сторона договора должна осознавать, что именно по этим адресам в случае начала арбитражной (третейской) процедуры будет направляться корреспонденция международным коммерческим арбитражем. Учитывая это, сторона договора для реализации своих прав должна предпринять необходимые и достаточные меры для получения предназначенной ей корреспонденции по указанным ею адресам. В противном случае все риски, связанные с неполучением или несвоевременным получением корреспонденции, возлагаются на ее получателя».

Источник: определение Верховного Суда РФ от 30.12.2015 № 302-ЭС15-11092 по делу № А33-25043/2014.

Читать другие публикации